Проверка слова:  

 

Конкурс «В нашей семье говорят по-русски» (2009)

 

О значении русского языка для моей семьи

08.12.2009

Вот уже восемь лет как я живу в США. Здесь родились все мои дети – Аня Таня и Витя. С детства учу их русскому языку и литературе. Как это делаю? Прежде всего говорю с ними по-русски, а также требую от них говорить дома на родном языке. Если говорят неправильно, почти всегда поправляю, так как знаю, что в эмиграции этого за меня никто не сделает.

Я также хорошо понимаю, что дети не могут знать язык на хорошем уровне, если будут его слышать исключительно от родителей, поэтому в программу по родному языку включил просмотр наших мультфильмов, детских кинофильмов и передач. Неоценимую помощь в этом деле оказывает сайт youtube.com, на котором выложена практически вся классика советской мультипликации. На сайте etvnet.ca мы познакомились с Хрюшей и Степашкой, а также с Клёпой и Шпилькой из АБВГДейки. Буквально после каждого просмотра передачи на русском языке их словарный запас увеличивается.

Но самую важную роль в деле сохранения родного языка, безусловно, играет книга. Младшим детям читаем стихи Агнии Барто и Корнея Чуковского, рассказы  Владимира Сутеева и русские народные сказки, а старшей дочери – «Золотой Ключик» Алексея Толстого, «Приключения Незнайки и его друзей» Николая Носова и многие другие любимые нами с детства произведения.

Но и чтение художественной литературы, как бы она не была богата, не даёт полного представления о всех аспектах русского языка. Ведь в художественной литературе крайне редко встречаются специальные термины, а если где-то и встречается какой-то термин, то этого явно не достаточно, чтобы запомнить его, освоить понятие, которое он обозначает. Тут приходят на помощь учебники по предметам для российской школы. Мы познаём окружающий мир, читая с дочкой учебник по природоведению. Именно благодаря учебникам, а не произведениям художественной литературы, осваиваются такие слова, как «уголь». «нефть», «керосин», «насекомое», «растение»... Из учебника по математике вместе с математикой усваиваем и математическую терминологию.

Зачем всё это нужно? Зачем уделяем столько внимания сохранению русского языка? Великий русский писатель Александр Солженицын много лет прожил в Америке. Он не был в восторге от здешней демократии. Как-то раз, когда ему сказали, что американец волен иметь любое мнение, он ответил, что информация, которая преподносится американцу через средства массовой информации – строго дозирована. Таким образом, тот, кто владеет информацией, владеет и мнением. И чем дольше я живу в этой стране – тем больше соглашаюсь с мнением русского мыслителя. Чтобы не быть голословным, приведу лишь один маленький пример. Сейчас весь мир кто-то пугает свиным гриппом. Но мнение самих медиков по этому поводу разделено: некоторые медики, возможно, искренне считают, что свиной грипп – угроза человечеству, но многие открыто заявляют, что свиной грипп не так страшен, как его изображают, и шумиха вокруг него поднята только для того, чтобы дать возможность фармакологическим компаниям заработать на вакцине. И если уж мнение медиков по этому вопросу разделилось, то и в свободных средствах массовой информации должно быть представлено два мнения. В американских СМИ широко представлено только то мнение, которое выгодно фармакологическим компаниям, в то время как противоположного мнения днём с огнём не сыщешь даже в медицинской литературе, не говоря уже о газетах; с противоположной точкой зрения я знакомлюсь в Интернете, на сайтах российских газет и журналов, так как в них по-демократически представлены две точки зрения по этому вопросу. Можно привести массу подобных примеров. Я же не хочу, чтобы моим мнением или мнением моих детей кто-то владел, поэтому сегодня я учу их русскому языку, а когда подрастут, научу их добывать факты, и на их основе заключать свое мнение. И чем больше языков знаешь – тем больше фактов можешь узнать.

Но уже и сегодня знание русского языка приносит реальную пользу моим детям. В прошлом году моя старшая дочь закончила первый класс и сразу пошла в третий. Для этого я подал заявление в Отделение по делам одарённых детей при местном  Департаменте образования. (Нечто вроде нашего районо). В заявлении описал достижения своей дочери в математике. Её признали одарённой и разрешили ей перепрыгнуть через класс. Но у моей дочери нет особого таланта к математике. Её знания по этому предмету значительно опережают знание её американских сверстников только потому, что она дополнительно занимается дома по нашим учебникам. А не знала бы русского, не знала бы и математику. Иногда я кладу на стол два учебника для второго класса – один американский, второй российский – и говорю: «Вот что учат дети твоего возраста в России, и вот примитив, который учите вы. Поэтому если ты будешь знать русский язык, читать русские учебники, ты всегда будешь отличницей в американской школе». Я также объясняю ей, что после школы нужно будет поступать в колледж или университет. Высшее образование дорого стоит, а денег на это образование у нас может и не быть, так как в семье трое детей. Но если она окончит школу с отличием, тогда можно получить стипению и высшее образование бесплатно, и именно знание русского языка и чтение российских учебников могут оказать неоценимую помощь в поддержании высоких оценок в американской школе.

Я могу помочь своим детям и с грамматикой, и с математикой, но не могу обучить их изобразительному искусству. Моя старшая дочь, напротив, демонстрирует способности к рисованию. Следующим летом планируем поехать на три месяца на Украину. Там я найму ей репетитора по рисованию. И чем лучше она будет знать русский – тем эффективнее будут эти занятия. А здесь, в Америке, у меня нет возможности нанимать ей репетитора.

Как я уже сказал, знание русского языка может открыть моим детям доступ к бесплатному образованию. В некоторых случаях я бы вообще рекомендовал им ехать учиться в Россию. Хотя большинство российских дипломов в США и не ценятся, врачи и медсёстры имеют возможность подтвердить свой диплом и работать с нашим образованием в американской медицине. А проблемы с подтверждением диплома обычно возникают не из-за плохих знаний по специальности, (знания у наших специалистов хорошие, только мы порой чрезмеро самокритичны), а по причине недостаточного владения английским и непонимания специфики американской системы тестирования. Но такой проблемы не должно возникнуть у тех, кто владеет двумя языками как родными. Так что если в будущем проявится у детей интерес к медицине, буду рекомендовать учиться в России. Выгода очевидна: на получение специальности врача в США может уйти до пятнадцати лет, и на самом пике учёбы нужно платить около  сорока тысяч долларов в год. Таких денег у меня никогда не будет. Да и американцам это не под силу, поэтому большинство американских врачей – это говорящие с акцентом эмигранты, получившие медобразование в своих странах. Но знание русского, как я продемонстрировал выше, может оказать моим детям неоценимую помощь, если только у них появится интерес к медицине. И, возможно, есть и другие специальности, российские дипломы по которым ценятся в США, только я об этом ещё не знаю.

Итак мы живём в эмиграции, но русский язык не забываем, так как понимаем, что с языком можно потерять очень многое.

Леонид Каночкин

Текущий рейтинг: