Проверка слова:  

 

Конкурс «Моя Франция» (2012-2013)

 

Образ Франции

07.01.2013
Удивлённая

Для меня Франция – это прежде всего её великая литература. Но стоит только окинуть взглядом ослепительные горизонты французской словесности, как становится ясно, что и литературная Франция у каждого своя. Потому что её невозможно свести к одному описанию, классифицировать, определить в умозрительную ячейку. Приходится выбирать. И выбор Франция предоставляет впечатляющий!

Вот под ясным французским небом стоит Александр Дюма в окружении, конечно же, вооружённых мушкетёров. А рядом прогуливаются виконт де Бражелон с хромающей тихоней Луизой. Всё это такое знакомое и родное, ведь пузатые тома Дюма, кажется, стали частью моего детства, их тонкие страницы пряно пахли радостью приключений. Это был пропуск в яркий многомерный мир фантазии. И жизнь реальная, как ни жаль, не могла угнаться за этим миром, не могла дать того объёма, чистоты ощущений и цвета…

А вот идёт навстречу усатый господин с горделиво поднятой головой; за ним бредёт поникшая усталая женщина, ещё не совсем растерявшая былую красоту. Это Ги де Мопассан с бедняжкой Жанной – героиней романа «Жизнь». Мопассан – ещё одно олицетворение Франции (совсем не романтической: без шпаг и батистовых платков). Суровый реалист, безжалостный к иллюзиям, говорящий с читателем без околичностей, требующий взрослого отношения к жизни и к литературе.

Невдалеке блистательный Анатоль Франс, овеваемый ветрами вечности, держит в руках свою волшебную и пугающую повесть – «Таис». История о гибели духа, о таинственной подмене, отправившей блудницу в рай, а святого в ад. Как страшно отчаянье Пафнутия, любыми способами пытающегося вернуться к Богу! Но ещё страшнее немые небеса, отвернувшиеся от соблазнённого монаха.

Анатоль Франс – это другая Франция: философская, притчевая, легендарная.

Ещё один писатель, без которого мир Франции для меня был бы неполным, уступает в известности первым трём. Это замечательный романтик Шарль Нодье. Тёзка знаменитого Перро, он был вовсе не чужд волшебству. Как часто в поэтичный мир его новелл врывается потустороннее: домашние духи помогают очаровательным хозяйкам; призраки, охваченные жаждой мщения, вершат справедливый суд… И всё же источник настоящих чудес в новеллах Нодье – вовсе не мистика, а человеческая душа.

Нодье добр, не склонен к назиданию и чужд сумрачной философии. А непростые коллизии, в которые порой попадают его герои, он разрешает с восхитительной лёгкостью и элегантностью. И прежде чем мы успеем глубоко задуматься над приключениями и злоключениями героев, автор предложит нам рассмеяться. А рассмеявшись, мы не заметим, что размышления автора, соль и смысл его рассказов – уже в нашем сердце.

Проза Нодье так по-французски легкомысленна, воздушна, искриста и сентиментальна, что это, пожалуй, лучшее описание самой Франции, точнее, нашего представления о ней, которое ничуть не уступает этой прекрасной стране.

Да здравствует великая французская литература, создавшая ещё одну Францию, – воображаемую!

Францию, которая открыта для каждого, кто держит в руках книгу, написанную французом.

Текущий рейтинг: